Русские в “Силиконовой долине”: истории успеха

Русских в Кремниевой долине масса: их много в моих видео, они целеустремленные успешные и открытые. Но в данном материале о самых известных историях успеха.

Источник: Русские в “Силиконовой долине”.PayPal (Макс Левчин,Питер Тиль), Acronis (Сергей Белоусов)

PayPal

«Умерьте свои управленческие амбиции, не стремитесь к быстрым инвестициям и оставайтесь романтиками. Тогда вы сможете добиться успеха в Силиконовой долине». Когда украинец Макс Левчин решил перебраться в Калифорнию, он взял в аренду фургон, затащил туда весь свой офис, насчитываюший шесть столов и 24 компьютера, и поехал через все Штаты из Чикаго в Калифорнию.
— Макс, ты думал в этот момент о пионерах? Фургоны, Дикий Запад, всадники едут в закат? Символично!
— Не думал я о пионерах, я думал о том, когда машина сломается. Сломалась она по пути два раза. Второй раз это произошло в Неваде посреди пустыни. Ну, не совсем пустыня, не Сахара… равнина да кактусы. Я вышел из машины и прямо перед собой увидел знак: «Не останавливайтесь, не открывайте двери и не берите попутчиков следующие 20 миль». Это была территория вокруг тюрьмы усиленного режима. Веселую мы тогда ночь провели, пока утром из ближайшего городка, миль так за тридцать-сорок от нас, не приехали ремонтники и не починили нас. Вот так я и въехал в Калифорнию. Было это 28 августа 1998 года.

В Калифорнии Макс Левчин создаст компанию, которая потом прославит его на весь мир. Интренет-деньги, кто бы мог подумать, что это реально? Но сейчас PayPal, его детище, одна из основных платежных систем в мире! В 2002 году PayPal был продан Ebay за $2,2 млрд., которая сделала Paypal своей системой расчета. Сейчас Макс, возможно один из самых известных предпринимателей из бывшего СССР —новости о том, что он запустил свой новый проект Slide.com (система обмена фотоальбомами через интернет), в течении двух суток взбудоражили все издания вплоть до New York Times. Но он не единственный предприниматель, выходец из «Совка» , который покорил Силиконовую долину.
Историй успеха выходцев из бывшего СССР, в США сейчас очень-очень много. Большая часть успешных компаний была создана именно «нашими» в Калифорнии. Кроме PayPal, здесь вы можете найти такие крупные компании, как Genesys (Григорий Шенкман и Алекс Милославский), Acronis (Сергей Белоусов) и, конечно же, Google (Сергей Брин), не упоминая уже компаний помельче — Invincible Data Systems Алекса Фрида и Сергея Буркова. Калифорния, конечно, не единственное место, где встречаются «наши» русские предприниматели. Сергей Белоусов, основатель Acronis, следующее свое детище, SWsoft, создал в городе Херндоне, штат Вирджиния, до этого создав успешные компании в Москве (Sunrise, Rolsen и ASP Linux) и Сингапуре. Самуил Гейзберг, создатель Parametric Technology, работал в штате Массачусетс, в другом известном венчурном районе «Шоссе 128?. «Аэлита» (Ратмир Тимашев) была основана в Дублине, Огайо. Но все они, по итогу, в Силиконовой долине. Многие из наших стали «серийными предпринимателями»: они создавали несколько компаний. У Макса Левчина PayPal была уже шестой компанией. Предыдущие пять были не очень уж успешны — даже от продажи предпоследней, он получил минимальные капиталы, и те не мгновенно. Его шестое детище, впрочем, более чем компенсировало все предыдущие провалы. Самая старая из историй успеха восходит еще ко временам СССР . Алекс Фрид, окончив Физтех в начале 1980-х, понял, что его навыки в радиоэлектронике могут принести неплохой доход. Новые импортные видеомагнитофоны, которые только-только появились в СССР, были несовместимы с отечественными «динозаврами-телевизорами». Естественно к ним нужно было докупать новый импортный телевизор (а все вместе, между прочим, столько, как новое «Жигули») или как-то усовершенствовать наш советский телевизор. Алекс придумал «блок PAL» для старых «совковых» телевизоров. Люди начали записываться к молодому мастеру-изобретателю в очередь. За ночь-другую работки можно было заработать 700 рубликов, а это зарплата министра=). «Денег у меня было больше, чем я реально мог потратить», — вспоминал те дни Алекс. Переехав в США, он начал практически все с нуля и, проработав восемь лет в Adobe Systems, создал с Сергеем

Сергей Брин(слева)

Бурковым две компании, вначале Bilbo, а потом Invincible Data Systems. Эта компания, занимавшаяся защитой данных с помощью смарт-карт, была продана бельгийской фирме. Сейчас Алекс Фрид занимается компьютерными играми. Его рабочий кабинет, как и бывшая советская квартира, похож на лабораторию: он сверху донизу забит тестерами, осциллографами и прочими приборами. Сергей Белоусов тоже начинал в России, где принимал непосредственное участие в создании компьютерного дистрибутора Sunrise, а затем запустил компанию по производству бытовой электроники. Последний был задуман как сборка телевизоров для LG, но через несколько лет компания обзавелась собственным брендом Rolsen, а в прошлом году поглотила известный в СССР завод «Рубин». Через несколько лет Белоусов перебрался в Сингапур, где начал работать в сфере разработки ПО. В ходе этого бизнеса сформировалось команда, которая дала начало сразу нескольким компаниям: от сингапурского бизнеса в России оторвалась компания ASP Linux, занимающаяся распространением русской версии Linux, а в USA — Acronis и SWsoft. Все эти компании продвигаются и прекрасно себя чувствуют. В главном компьютерном супермаркете Калифорнии Fry’s на видном месте стоят коробки с надписью Acronis True Image (программа для автоматического создания резервных копий информации). SWsoft производит средства автоматизации и виртуализации дата-центров. Ее услугами пользуются 75% всех веб-хостингов мира: они применяют технологии SWsoft, чтобы выделять своим клиентам «виртуальные машины» для размещения ресурсов. Большинство наших по образованию чистые технари и добились успеха благодаря своему инженерному таланту. Почти все они — выпускники престижных технологических школ. Профессиональных менеджеров среди них не было, так что науку ведения бизнеса они усваивали на ходу. Общим в их поведении является то, что они все не претендовали на роль всезнающих боссов, стремящихся наладилить контроль над всеми сферами своего бизнеса. А среди русских бизнесменов это далеко не редкость, и ошибки управления, которые допускает отличный инженер, решивший стать еще и некудышным менеджером, «убили» не один и не два стартапа. Русские из Силиконовой долины, напротив, не жадничают и не берут на себя левые задачи бизнеса, создавая команды, где есть специалисты своих видов. Свой шестой по счету стартап, PayPal, Макс Левчин начал грамотно и нашел себе компаньона, менеджера хедж-фонда Питера Тиля, которому и передал руль фирмы, ограничив себя только инженерной ролью. Накануне нашей встречи с Левчиным в калифорнийских газетах каждую неделю мелькали сообщения: «Отцы-основатели PayPal создали очередной стартап», «Общее число основателей перевалило за пару десятков». «Конечно, — иронично замечает по этому поводу Макс Левчин. — У успеха всегда тысяча пап. Это только провал всегда сирота». В число таких детей лейтенанта Шмидта как-то попал даже слушатель публичной лекции Питера Тиля (на которой Тиль и Левчин познакомились) — по крайней мере, так было сказано в одном из многочисленных исков, которые были предъявлены PayPal накануне продажи. Подлинные же создатели PayPal — это шесть человек: Питер, Макс и их первые сотрудники. «История PayPal — это прежде всего история команды, а не меня, — говорит Левчин. — Первые шестеро пронесли компанию на себе. Наш лидер Питер Тиль, будучи профессиональным финансистом, правильно выстроил банковский бизнес за фасадом PayPal. Я привел всю техническую команду, позвав туда двух сокурсников по колледжу. Питер привел экономиста из Стэнфорда. А последнего, Люка, мы хорошо знали по старым связям: я с ним работал, а Питер вкладывал в него деньги».

Макс, конечно, преуменьшает свою роль: без его, талантливого программиста и математика компания не выжила бы. Разработанная именно им система безопасности PayPal позволила именно его платежной системе остаться недосягаемой для хакеров, когда все конкурирующие системы были разорены ими(пример Webmoney, который до сих пор не используется на американском рынке). Но и все остальные наши предприниматели говорили всегда о себе то же самое: каждый обязан делать то, что умеет =). «Я предпочитаю быть инженером, а не инвестором, — говорит о себе Алекс Фрид, принявший участие в нескольких стартапах. — От каждого — по способностям». Как и Макс Левчин, Алекс Фрид долгое время работал в сотрудничестве с партнером, Сергеем Бурковым, который в обоих их совместных стартапах брал на себя задачи маркетинга и управления. При этом Алекс далеко не «жесткий» технарь, а самостоятельный успешный бизнесмен с историей успеха, тянущейся еще со времен СССР. Отказ от «руля» в бизнесе для него — сознательный выбор. Сергей Белоусов, видимо, наоборот, предпочитает не лезть в НИОКР — он профессиональный руководитель. Вплотную Белоусов занимается сейчас только своей основной компанией SWsoft, при этом созраняя и руководя всеми своими детищами. Руководство Acronis

Сергей Белоусов

Белоусов передал новому менеджеру. Венчурные фонды, вложившие в обе компании Сергея Белоусова очень немалые даже для Калифорнии суммы, не приветствуют, когда предприниматель разбрасывается, и, как считает Белоусов, это оправдано. «То, что я «ношу несколько шляп», безусловно, не преимущество, — говорит Белоусов. — Но благодаря этому я хорошо понимаю, как важно фокусироваться на том, что делаешь, и могу заставлять своих менеджеров так же фокусироватьсяОд. В Acronis, Rolsen и других компаниях я остаюсь одним из основных акционеров. Между всеми этими компаниями тем не менее есть синергия. Мы обмениваемся клиентами, мы лицензируем друг другу технологии. Но важнее всего то, что благодаря этой связи можно учиться на опыте друг друга и заимствовать самые ценные приемы ведения дел. Отчасти поэтому Acronis и другие так успешны». Но Белоусов — больше исключение. Инженерная гениальность для русских оборачивается вторыми ролями в бизнесе. Сергей Белоусов считает, что менеджмент — слабая сторона российского бизнеса, унаследованная и многими эмигрантами-предпринимателями. «В России тяжело организовать продажи, маркетинг, управление проектом. Это у нас делать не умеют, — отмечает Белоусов. — Среднему уроженцу России тяжелее построить, скажем, софтверный бизнес, чем среднему уроженцу Силиконовой долины». Но в западных, точнее, американских условиях наши ребята быстро обучаются. Тот же Макс Левчин за годы, проведенные в PayPal, сильно вырос как менеджер и в своем новом стартапе Slide.com уже он сам является руководителем, определяя его стратегию. «Сейчас на русских смотрят как на индийцев 30 лет назад, их ценят как сотрудников и инженеров, но вряд ли — как предпринимателей, — отмечает Анна Дворникова, президент Американской бизнес-ассоциации деловых профессионалов (AMBAR). — Однако ситуация начинает меняться, во многом благодаря успехам таких популярных людей, как Левчин, Брин или Шенкман».

В России технологические, талантливые ребята часто начинают с того, что обращаются к инвесторам, имея на руках сырой продукт, сырой бизнес-план или вообще не имея ничего, кроме разработок. И очень обижаются, когда им отказывают. Понятно и нежелание инвестора вкладывать в разработчика, который имеет достаточно смутное представление о бизнесе и цели привлечения инвестиций, не хочет признавать за инвестором и приглашенными менеджерами право на бизнес-решения, зато наделен непомерными амбициями и свято верит в свою непогрешимость. Инвестиции такого бизнесмена не исправят, скорее всего он упустит деньги на ветер. Как ни странно, но в Силиконовой долине, где сосредоточена большая часть мирового венчурного капитала, русские инновационные предприниматели не особенно стремятся получить деньги венчурных капиталистов. Энтузиазм и энергию можно потратить на то, чтобы обивать пороги инвестфондов, а можно на то, чтобы развивать бизнес и технологию, искать покупателей продукта и выстраивать компанию. Сергей Белоусов, в которого инвестировал один из старейших и крупнейших фондов Силиконовой долины — Bessemer Venture Partners, а также Intel Capital и Insight Venture Partners, подчеркивает, что инвестиционных денег он не искал специально. «Обе мои компании на момент привлечения денег были уже прибыльными и жизненной необходимости в деньгах не испытывали, — объяснил ‘Эксперту’ Белоусов. — Я получил целый ряд предложений от инвесторов и выбрал Insight. У них уже был опыт работы с русскими компаниями (я больше всего положился на отзыв Ратмира Тимашева из ‘Аэлиты’). Инвесторов для SWsoft я подбирал по их стратегическому значению для компании: Bessemer для верификации бизнес-модели, Intel Capital для стратегических контактов. Руководство того же Insight считает, что у России вообще большое будущее как технологической страны и что у нас есть много интересного. Россия интересна как страна, где будут разрабатываться законченные технологии, а не как аутсорсинговый центр вроде Индии или Китая. Но это фонд ‘поздней фазы’, начинающие компании он не финансирует».

Стартовый капитал все предприниматели, которые беседовали с нами, находили, минуя венчурные фонды. Нередки ситуации, когда предприниматель залезает в безнадежные долги, набирает под высокие проценты денег с кредитных карточек и даже закладывает дом, лишь бы бизнес продолжался. Макс Левчин именно так и сделал, построив свою первую компанию ценой загубленной кредитной истории.

«В начале учебы в университете (1995-1996 годы) я набрал кредитных карточек и накопил по ним пару тысяч долга, — рассказывает Макс. — Моя первая компания, Sponsornet, это я и три школьных друга. Такая ранняя баннерная сеть. Я настолько не понимал, как работает кредит, что не платил даже минимальных платежей. И испортил кредитную историю. Потом, конечно, я ее расчистил, но и сейчас расплачиваюсь пластиком с опаской — а вдруг я опять в стоп-листе?»

Состояние обладателя сомнительной кредитной истории, по моим оценкам, сейчас исчисляется восьмизначным числом. Сейчас проблем со стартовым капиталом у него нет, но даже шестой по счету PayPal дался ему нелегко.

— Макс, на момент старта PayPal у тебя были деньги от продажи предыдущей компании. Это как-то изменило шансы PayPal на успех?— В том-то и дело, что живых денег на руках у меня не было. Были документы на получение денег в течение двух лет и 7500 долларов. После аренды квартиры на руках осталось две тысячи долларов, и надо было еще покупать машину — мой партнер Питер Тиль велел, ему надоело меня везде возить. Когда мы создавали PayPal, нужно было внести положенный по закону капитал — 10 тысяч долларов на всех. Я колебался — не взять ли мне долю поменьше. Мы долго жили без зарплаты, я в долги залезал. И с Питером я познакомился тоже от безденежья: я жил в очень дешевой квартире без кондиционера, искал в Стэнфорде место, где бы мог пересидеть жару, и так забрел на его лекцию.

Команда PayPal жила на личные сбережения несколько месяцев и получила первые инвестиции, когда уже многое по проекту было сделано. А Алекс Фрид вообще обошелся без венчурных денег, построив компанию от начала до конца, то есть до продажи, не прибегая к помощи фондов.

Средства венчурных фондов дорогие. За них надо отдавать тем большую долю в компании, чем раньше ты их ищешь и чем менее развита компания. Все наши собеседники указывали на то, что венчурные деньги надо брать, только когда без них совсем нельзя обойтись, пока же ты можешь строить компанию на личном таланте, творчестве и энтузиазме, к ним обращаться не стоит. Сергей Белоусов особо подчеркнул, что предложения о венчурном финансировании он начал получать, когда его компании уже не нуждались в венчурных деньгах, и чем менее были нужны ему деньги, тем их предлагали больше.
Какой у тебя стартап
Итак, наши предприниматели едут в Силиконовую долину не за деньгами. А за чем же? Главное, что может дать Силиконовая долина, — это особое отношение к предпринимателям и особые отношения между предпринимателями. Предпринимательство вообще относится в Америке к числу престижных занятий, но в Силиконовой долине оно возведено почти в культ. Один из собеседников автора шутливо заметил: «В других штатах девушки спросят при знакомстве, какая у тебя машина, здесь они поинтересуются, какой у тебя стартап».

«Жители ‘края залива’ по своей натуре, как ни странно, коллективисты и романтики, тогда как современный российский предприниматель скорее прагматик-индивидуалист, — говорит Анна Дворникова из AMBAR. — В Калифорнии принято помогать друг другу просто так. Если ты приедешь сюда и по российской привычке начнешь спрашивать ‘а что я буду иметь с этого?’ — тебя не поймут. Мы не ищем сиюминутной выгоды, а нацелены на дальнюю перспективу».

Русская предпринимательская община Калифорнии дает немало примеров справедливости этого тезиса. Случаев взаимопомощи, когда одни что-то бесплатно делали для других, не счесть. Алекс Фрид не так давно сделал демонстрационную версию технологии для другого предпринимателя, чтобы облегчить ему поиск стартового капитала и клиентов. Несложно найти юриста, который бесплатно оформит патентную заявку или программиста, который соберет за свободный выходной бета-версию веб-сайта. Есть и более масштабные примеры. Биотехнологическая компания BiPar Sciences нашла 12,5 млн долларов венчурных инвестиций посредством нескольких дружеских бесед в русской общине. Другая компания, DB Best, обязана самим своим возникновением сетевым связям: ее основатели, Дмитрий и Ирена Балины и Игорь Бекельман, познакомились на одной из конференций AMBAR, там же решили затеять совместный бизнес и некоторое время спустя успешно продали его Microsoft. PayPal Макса Левчина мог возникнуть только там, где два незнакомых человека, встретившись на лекции, тут же договариваются о создании совместного бизнеса.

Из общения с героями нашей публикации я вынес мнение, что они хорошо вписались в среду Силиконовой долины. Если угодно, они оказались достаточно наивны для этого.

«Здесь, в Силиконовой долине, в культуре есть фундаментальная вера в то, что технологически одаренные люди пусть и без особого делового опыта, просто решимостью и верой в себя вместе могут из ничего сделать что-то огромное. В других частях света в это не верят. Даже в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе надо прийти на работу и там выслужиться. Здесь приходишь, дерзаешь, чаще разлетаешься на куски, но в случае успеха можно дойти до неба». У иного отечественного бизнес-обозревателя это признание Макса Левчина вызовет скептическую ухмылку. Но когда Макс собирал свою фуру, он, как и пионеры за сто лет до него, был достаточно наивен в своем стремлении ехать туда, где его желание создать свой успех своими руками будут разделять другие. И он доехал.



Комментарии к посту «Русские в “Силиконовой долине”: истории успеха»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>