На войне все средства хороши, или Предвыборные кампании в социальных медиа

В рамках специального раздела своего блога «Выборные технологии» начинаю серию публикаций и исследований про интернет и выборы

 

Как показывает практика, чтобы начать делать что-то совершенно новое, мы сначала подождем пионера, который пройдет сквозь огонь, воду, а потом – в случае его успеха – просто скопируем этот опыт. В отношении предвыборных кампаний и банального выхода чиновников в Сеть – та же история. Несмотря на то, что западный подход не всегда представляет собой оптимальное для России клише, опыт коллег в IT почти всегда определяет направление действий на местном фронте.

Обзор кейсов

 

США


Несомненно, флагманом в области политического веб-продвижения является Барак Обама. В предвыборной гонке 2009 года Обама использовал как раз этот инструмент. На его сайте к моменту выборов уже было зарегистрировано 280 тыс. пользователей, сформировано более 6,5 тыс. волонтерских групп и проведено 13 тыс. оффлайн-мероприятий, которые анонсировались через сайт. Результат всем известен.

Что происходит сегодня? За 20 месяцев до президентских выборов 2012 Обама вновь взялся за веб-кампанию. На YouTube и на главной странице сайта президента уже вывешена видеозапись, где обычные люди высказываются о работе президента на посту. Сторонники Обамы получили электронные письма с сообщениями о том, что их кандидат подал документы для начала своей кампании. Обращения к избирателям появились и в Twitter’е. Кампанию Обамы можно дотировать, купив себе футботлку в сети с надписью Barack Obama

Недавно Обама написал свой первый лайф-твит. Моя знакомая, присутствующая при этом событии, сразу запостила в твиттер ссобщение, которое скопировало еще 1000 человек.

 

Обратимся к менее нашумевшим кейсам.

 

  • Республиканец Justin Amash (веб-сайт: http://amashforcongress.com/) сейчас работает в Конгрессе США. В ходе своей политической кампании он публиковал решения и отвечал на комментарии пользователей сети Facebook. И стал первым законодателем, собирающим голоса через Facebook Fan Page.
  • Еще один проект. 2008 год, Мичиган. Julielyn Gibbons, президент i3 Strategies, продвигала одну из политических кампаний с помощью правильных адресных обращений. Команда Гиббонс использовала Twitter, Facebook и YouTube, а также вложилась в Google- и Facebook-объявления. Акцент делался на микротаргетинге по возрасту и полу; также внимание было уделено цикличности сообщений: в конце каждого видео YouTube включался URL кампании в Facebook’e и Twitter’е. Последний был связан с YouTube, все важные обновления уходили на Facebook, и т. д.
  • Очень social-media ориентированный пример можно было наблюдать в Калифорнии. Там сложилась несколько утопическая ситуация: кандидат использовал для продвижения исключительно социальные сети. Самый молодой кандидат в городской совет в Маунтин-Вью (Калифорния, США) Аарон Джаббари вел избирательную кампанию через Facebook. Он транслировал свои взгляды, позволяя избирателям распространять эту информацию, просто нажав кнопку «Мне нравится». Однако Аарон получил всего лишь 6,72% голосов. Конечно, тут не хватило опыта. Для грамотного продвижения одного интернет-канала маловато – необходим интегрированный подход.

 

Канада

 

Успешный опыт в Канаде продемонстрировал Naheed Nenshi, нынешний мэр Калгари. В начале предвыборной кампании у Nenshi было всего лишь 1–2% голосов, которые к моменту окончания превратились в 40%. Невероятно, но факт! (Конечно, не стоит все заслуги приписывать деятельности в социальных медиа, однако, как показывает опыт, иногда и они играют решающую роль.) До выборов Nenshi провел год в твиттер-аккаунте, отвечая на вопросы 700 фолловеров. Сейчас эта цифра достигла 6 000. В Facebook’е кандидат набрал 15 000 фанов. В YouTube размещались 5–6-минутные ролики (хотя изначально задумывались 30–60-секундные). Вся информация консолидировалась и на веб-сайте, где пользователи могли свободно размещать комментарии и задавать вопросы.

 

Индия

 

Впервые об интернет-продвижении в стране задумались в 2004 году. Тогда партия BJP выделила 5% бюджета на обновление сайта, рассылку потенциальным избирателям писем по почте, трансляцию аудиообращений по телефону. Также в ходе кампании распространялись тематические рингтоны для телефонов. В этих выборах партия проиграла.

Однако и сейчас BJP не сбрасывает обороты и продолжает развиваться интерактивно. И не зря: больше половины населения Индии – люди моложе 25 лет. Итак, несмотря на то что сам сайт BJP выглядит, как брошюра, лидер партии Lal Krishna Advani (веб-сайт: http://www.lkadvani.in/eng/) создал достаточно живой проект. На форуме улидера насчитывается 6 586 подписчиков. Сейчас у Advani есть страница в Facebook’е и Twitter’е, а также множество проектов, организованных волонтерами.

В 2009 году партия опять проиграла Индийскому национальному конгрессу, но это определило новую эру предвыборных кампаний.

 

Россия. Долго запрягаем…

 

У нас по предвыборной агитации не так много кейсов с использованием Интернета. Но что-то все же имеется. Это и логично, потому что интернет аудитория как раз крайне негативно настроена ко всему, что касается выборов, поэтому расчитывать на ее оффлайновую активность во время выборов смысла нет.

Если только не такая инновация, как онлайн выборы и возможость вообще принимать участие в выборах не по принципу  «ты обязан», а по принципу «я хочу». На самом деле, это не моя идея: на одной из конференций по электронным чиновникам мы как раз обсуждали этот вопрос и Илья Пономарев вполне логично предложил, чтобы в выборах участвовали только те, кто хочет: «В росийских условиях борьба за явку — это борьба за фальсификацию выборов. Те люди, которые хотят повлиять на ситуацию, придут и так. А те, которым все равно, придут и проголосуют так, как им сказали. Это не случайно, что в зрелых демократиях явка на выборах значительно ниже, чему  нас. И это не случайно: голосовать должен тот, кто хочет. Если реализовать концепцию онлайн выборов, то как раз туда будет включена совершенно новая аудитория, причем, та  которая хочет влиять на ситуацию в стране, но не верит, что от ее голоса что-то зависит.»

В этом как раз русле Леня Волков недавно говорил об облачной демократии, то есть о механизмах вовлечения граждан в эффективный процесс принятия решений через интернет. У Лени, кстати, самого отличный кейс по выборам. Традиционно Леня завел аккаунты в «Одноклассниках» и «ВКонтакте». Здесь важно было организовать сарафанное радио через круг людей, которые твердо доверяли кандидатуре Волкова. При этом первый круг активистов «шевелил» второй и т. д. Принципиально важным было транслировать в онлайне и оффлайне один и тот же подход, одинаковые мысли, несмотря на различия целевых групп.

Словом, если на Западе Интернет давно используется как серьезный канал предвыборной кампании, то у наспроцесс освоения Сети в этом направлении пока что в самом начале.

Бумом интернет-социализации российских чиновников можно назвать 2010 год. После того как свой аккаунт в Twitter’е завел Дмитрий Медведев, этой «волной» накрыло 80% глав регионов. Об этом писали в «Известиях». Понятно, что на ранних этапах использования Twitter’а представители госорганов грешат публикацией постов в жанре пресс-релизов, чего страшно не любят twitter-пользователи, но, думаю, скоро чиновники освоят формат: продуктивным в данном случае может быть только свободное общение.

Выход чиновников в Сеть, несомненно, сблизил народ с государством, и сейчас уже довольно многие представители госорганов используют в качестве инструмента соцопроса Twitter, где можно мгновенно получить первичный фидбэк.

Нельзя не упомянуть Пиратскую партию. Это партия сетевой самоорганизации: для осуществления взаимодействия, поиска и принятия решений ее лидеры используют исключительно сетевой инструментарий.

Я вообще скептически отнеслась и к названию, и к подобной инициативе, хотя ребята используют мировой опыт и вся суть названия в том, что в области авторскго права надо применять свободные лицензии creative commons. Помню, как ребята агитировали прийти на митинг против Налога на болванки, и там собралось несколько десятков человек, то есть крайне мизерное количествою

 

Вот интервью c лидером Партии Пиратов Владимиром Чижеским

– Расскажи, пожалуйста, о практике применения социальных медиа. Чем она принципиально отличается от традиционного подхода?

– Пиратская партия кардинально отличается от бюрократических организаций, которые тратят драгоценное времятолько на бумажный документооборот. Как правило, они ограничиваются первичными, зачастую формально изображенными в протоколах и на площадках собраний организационными процедурами, после которых деятельность – в том числе и по продвижению в Сети – осуществляется в режиме банального PR-агентства или PR-редакции. В нашем же случае практически любое решение выносится на обсуждение на те или иные площадки – в соответствии с уровнем компетенции аудитории. Переписка у нас модерации не подвергается. Был единственный случай удаления реплик, исключительный – имели место оскорбления на религиозной почве.

В партии реализованы механизмы прямой демократии: практически любой человек может вынести на обсуждениепроблему, а штабы или руководство осуществляют свою деятельность на основе комплекса решений, принятых коллективно.

Другое дело, что активных людей в социальных образованиях не так много – не более 2–3%. Остальные – вбольшей степени читатели. Но возможность в любой момент принять активное участие или отозвать делегированиеимеет каждый.


– Какие конкретно инструменты используются для продвижения партии?

– Мы используем самые разнообразные софтовые сетевые инструменты. В первую очередь это всем понятныедвижок форума и почтовая рассылка. Они просты, но эффективны. Кроме того, используются различные IRC-чаты и cloud-сервисы с видеотрансляцией – как правило, для конкретных ивентов. Плюс мы практически постоянно экспериментируем.

Из современных технологий задействованы как специализированные сервисы голосований по инвайтам – с шифрованным каналом авторизации, – так и комплексы различных площадок анонимного взаимодействия (опыт Anonymouse).

В качестве трансляционных механизмов эффективны и обычная рассылка по базе данных СМИ и интернет-площадок, и сквозная трансляция по социальным сетям (Facebook, «ВКонтакте», LJ). Здесь очень важно проявлять личный, персонифицированный подход.

 

– Можешь дать конкретные рекомендации по продвижению партии в Сети? На что делать больший упор, где не нужно заморачиваться…

– Если говорить о позиционировании чиновников, то в Сети должны быть четкие инструкции в соответствии с табелем о рангах. Тут должны учитываться и национальная государственная безопасность, и этика – как для функционера, так и для членов семьи. Нужны закон, устав.

Продвижение партии осуществляется на основе значимых социальных событий (объектов), способных привлечь внимание аудитории. Естественно, только лишь скандальным комментарием тут не обойтись – важно непосредственное авторитетное участие. Далее работают отлаженные технологические цепочки трансляции.

В качестве рекомендации стоит лишний раз подчеркнуть: главное тут –люди, которые пользуются Интернетом какинструментом информационной коммуникации, поэтому вектор развития нужно направлять в сторону таргетированного, чуть ли не индивидуального формирования пакетов для пользователей. Также важен открытый, проверяемый, прозрачный доступ к информации. Неудобные или неясные моменты следует обозначать и выносить на обсуждение – в итоге бывает меньше нежелательных последствий, да и интересные решения находятся.

Ни в коем случае не стоит лгать, фальсифицировать, тенденциозно подавать информацию или что-то замалчивать. При современных информационных технологиях это обнаруживается чуть ли не моментально.

 

 

Практическая выжимка

 

  • В арсенал инструментов продвижения партии или собственной кандидатуры рационально включать все известные социальные интернет-медиа – Facebook, Twitter, «ВКонтакте», Foursquare, профессиональные сообщества (на Западе это GovLoop и LinkedIn). Большое значение играют и собственные сайты, где концентрируется вся информация, в том числе о предвыборной кампании.
  • К слову, для упрощения жизни кандидатов уже создан сервис Nation Builder, который позволяет создать свой предвыборный сайт за считанные минуты – с поддержкой фандрайзинговых возможностей, набора волонтеров, организации блогов, проведения платежей, календарей и многого другого
  • Принципиально важно, чтобы информация на различных ресурсах была идентичной, не противоречила самой себе. Здесь удобен инструмент Gist, который, кстати, предназначен не только для синхронизации информации во всех аккаунтах.
  • Кстати, для продвижения любой партии логично использовать механизм краудсорсинга по решению вопросов, на которых построена предвыбрная кампания: если это малый бизнес, то логично людям предложить принять участие в обсуждении основных идей и проблем, которые улучшают жизнь именно этой ЦА. Более того , существует масса механизмов включения людей, например, в группу в Контакте по принципу геолокации: если Ваша цель — пропиарить партию на определенной территории, то логично, чтобы в вашей группе была именно ЦА этого города, области

 

 

 

 

 

Социальный эксперимент!

 

 

 

После изучения зарубежного опыта и общения с компетентными коллегами меня посетила идея об организации социального эксперимента: вырастить партию прямо в Сети – исключительно при помощи веб-инструментария!

Предлагаю обсудить способ наиболее эффективной организации деятельности такой киберпартии.

 

  • Какие технологии будут самыми действенными?
  • Вообще возможно ли это?
  • Масса моих коллег как раз работают в области продвижения подобных инициатив для различных брнедов. Логично ли партию рассматривать как бренд, а ее ЦА как конечных потребителей ее активностей?

 



Комментарии к посту «На войне все средства хороши, или Предвыборные кампании в социальных медиа»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>