Гриша Асмолов о встрече рунетчиков с Дмитрием Медведевым

Гриша Асмолов о встрече рунетчиков с Дмитрием Медведевым, будущем краудсорсинга, развитии гражданских проектов и их эффективности.

Ниже публикую стенограмму разговора Гриши и Дмитрия Анатольевича

Г.АСМОЛОВ: Дмитрий Анатольевич, меня зовут Григорий Асмолов, я автор проекта «Карта помощи пострадавшим от пожаров», который работал прошлым летом и который помог скоординировать оказание помощи пострадавшим от пожаров. Конечно, в первую очередь я хотел бы сказать, что российское сетевое сообщество показало себя прошлым летом как очень мощный ресурс. Во многом это был пример, который изучали потом по всему миру. В частности, я работаю в Гарвардском университете, и там очень многие специалисты смотрели, как сильно сетевое сообщество именно в России. Примеров того, как это сетевое сообщество рождает новые проекты и появляются новые идеи, очень много. Очень много разных
краудсорсинговых проектов.


Д.МЕДВЕДЕВ: Проект хороший получился.

Г.АСМОЛОВЕсть ещё очень много разных проектов, которые рождаются именно в сети. «Гдеказино.ру» — этот проект Вы помогли сделать замеченным. Это было очень заметно, потому что уже тогда структуры начали реагировать. «Карта помощи» — это проект, который в основном координировался внутри сетевого сообщества, и у нас это заняло очень много времени. Постепенно сейчас уже МЧС начинает нас замечать, и какие-то структуры начинают смотреть на то, что, в принципе, есть мощь, есть сила. Но концепция электронного правительства в первую очередь ориентирована на оказание услуг, а не на сотрудничество между обществом и государством, в то время как мы видим всё больше и больше примеров, когда сетевое общество может быть равноценным партнёром государства в решении тех или иных социальных проблем. И здесь вопрос, который я хотел поднять, — как можно обратить больше внимания? Потому что сетевое общество не структурируется, это не организация, это не НКО. Это группа людей, которые вдруг решают, что они чем-то могут помочь, делают какую-то платформу, объединяются и так далее. Когда те или иные ведомства по разным совершенно направлениям будут больше обращать внимание на подобного рода проекты? Это ресурс для сотрудничества. Опять же со стороны МЧС недавно нам сказали, что, возможно, они сделают для нас специальный телефон, по которому можно будет получать информацию от краудсорсинга, от людей. Но как усилить внимание со стороны разных ведомств на проекты сетевого общества так, чтобы эта кооперация между гражданскими проектами и государством была более системной и порождала больше результатов? Потому что граждане в том числе, как мне кажется, больше участвуют в этом в тот момент, когда они видят, что реагирует и государство. В тот момент, когда есть фидбэк, это и более активизирует население.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, это проблема самих людей, которые работают на государство. Мне было бы очень грустно, если бы для каждого такого государственного взора необходимо было бы участие Президента. По «Гдеказино.ру» я это сделал, потому что тема животрепещущая и плюс циничное злоупотребление законодательством, вроде казино закрыты, в то же время все играют, кто хочет. Но, конечно, не дело Президенту каждый раз вызывать Генерального прокурора и говорить: «Знаешь, вот есть такой-то ресурс, обрати на него внимание». Или так, как у Вас, допустим, в этой очень сложной ситуации. Мне кажется, это вопрос скорее общего взросления людей. Я единственное, что могу обещать, я своим примером, естественно, это буду продолжать делать. Но, в конечном счёте, это вопрос самоощущения самих министров, руководителей ведомств. Если они не хотят остаться на свалке, то они должны реагировать на это. Тот самый фидбэк, о котором Вы говорите, у человека есть или его нет, скажем так. Если у человека есть потребность отвечать, он ответит, мы же с вами понимаем, а если нет, то ничего не будет.

 

С.МИРОНЮК: Дмитрий Анатольевич, извините, что перебила. Есть дебютная идея у наших западных коллег — у министерств и ведомств принято делать свои представительства в социальных сетях в виде официальных страниц, где на  «стене» можно написать. Если вы видите, что на «стене»  МЧС или другого министерства написано определённое воззвание от сообщества и реакции нет, пожалуйста, это открытый механизм.

 

Д.КУДРЯВЦЕВ: У Минздрава есть такой официальный блог, на сайте Минздрава. Помогло им это?

 

С.МИРОНЮК: Нет, ты говоришь, что на сайте Минздрава, а я говорю о социальном сообществе. На сайте Минздрава ты вычёркиваешь комменты того, кого тебе не нужно, и всё.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, в принципе, на мой взгляд, это тоже возможный вариант. Другое дело, что уровень, конечно, этих записей будет очень разным. Мы с вами тоже понимаем. Да, придётся жёстко это модерировать, но тогда вроде бы потеряется цель, потому что будет отсечение наиболее хамских каких-то вещей, но в то же время можно выкинуть, соответственно, вместе с водой и ребёнка, потому что, может быть, в очень жёсткой форме сказано о чём-то сверхактуальном. Они скажут: «Смотри, опять нас оскорбляют, пошли они…»

 

Е.СКОРОБОГАТОВА: Екатерина Скоробогатова, я представляю Facebook в России. Могу сказать о том, что в Facebook есть несколько очень удачных примеров реализации. Например, у Красного Креста огромная страница на Facebook. Соответственно, именно через эту страницу они получают очень много интересной информации от пользователей. Безусловно, у всех крупных министерств и ведомств ряда стран, начиная от Вашингтона и заканчивая, собственно, британской монархией, есть свои страницы. Та структура, по которой работают страницы на Facebook, содержит некий базовый уровень модерации, по которому мы отсеиваем, например, определённые слова, просто не разрешаем публиковать. Ну и есть, безусловно, большое внимание со стороны тех, кто ведёт эти страницы на Facebook. Поэтому в целом, мне кажется, это…

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы считаете, что это работает?

 

Е.СКОРОБОГАТОВА: Да. И дело в том, что здесь ещё есть очень важная вещь, которая связана с самим Facebook как платформой, поскольку это не анонимная платформа, о чём говорил Иван. На Facebook может присутствовать человек только под своим реальным именем и фамилией.

 

С.МИРОНЮК: Как если подойти и написать ругательство на стене министерства и подписаться своим именем.

 

Е.СКОРОБОГАТОВА: Высказывание на Facebook привязано к вашему реальному имени и фамилии, к вашему истинному профилю.

Д.МЕДВЕДЕВ:  Знаете, если, так сказать, это работает в других странах, я не считаю, что это не будет работать у нас. И не хотел бы сразу же выражать сомнение в нашей цивилизованности. Можно попробовать.


С.МИРОНЮК: Может быть, мы обобщим опыт и покажем?

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте попробуем. Если  это будет идти на пользу, слава богу, что называется. Пожалуйста.

Г.АСМОЛОВ: Дмитрий Анатольевич, в тех странах, где это работает на организационном уровне, во многих очень местах появляются функции человека, который своего рода посредник с сетевым сообществам, который не только собирает жалобы, а именно отвечает. Сегодня нет человека, к которому мы можем обратиться с таким проектом, какой-то человек по контакту с сетевым обществом. И на организационном уровне, когда создаётся адресат, то появляется возможность координации.

 

И.ЗАСУРСКИЙ: Социальные атташе.  Как пресс-служба.

 

М.ЯКУШЕВ: Совершенно конкретно, прошу прощения, в министерствах и ведомствах есть же бюджет на обучение каким-то информационным системам, как в Lotus работать, в Майкрософте работать. Если заложить бюджет именно на взаимодействие с социальными сетями, то людей можно обучать, приглашать экспертов. Собственно, потихоньку всё это и начнётся.

 

А.КОЛЕСНИКОВ: Михаил, мне  кажется, что они тратят слишком много служебного времени в этих
социальных сетях.

 

И.ЩЁГОЛЕВ: Этому учить не надо.

 

Д.МЕДВЕДЕВ:  Нет, идея-то любопытная. Это только предложи. Достаточно мне сказать, что заложите в бюджет на общение с социальными сетями, что начнётся сразу.

 

А.ЗНАМЕНСКАЯ: Знаете, я хотела бы добавить. Дело в том, что, например, в Германии дети с самого начала знают, что бесплатного контента в интернете нет. Там дети приучены к тому, что есть ответственность. В Германии есть ответственность конечного пользователя за скачивание нелегального контента. И дети изначально в школах знают, что контент нужно покупать соответственно через iTunes или ещё каким-то образом.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Позвольте всё-таки не до конца в это поверить, даже применительно к немецким детям.


А.ЗНАМЕНСКАЯ: Конечно. Я просто к тому, что там дети со школы понимают, как нужно пользоваться социальными сетями, соответственно, где нужно смотреть легальное видео, легальную музыку, эта образовательная часть была бы очень важна.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Это правда. Вы правы, но это, знаете, нас адресует к другой проблеме, с которой я столкнулся, как раз когда я работал в Правительстве. И мы начали двигать этот проект как раз в школы, проходила первая интернатизация школ достаточно сложно, но, я считаю, всё равно она была весьма полезной. Проблема была в том, что дети готовы все абсолютно, учителя не готовы на 70 процентов. Причём не только что-то объяснять, а просто не готовы что-то делать, не готовы даже как-то общаться с компьютером. Сейчас эта проблема стала выглядеть лучше, но в целом она всё равно остаётся. Вы говорите о том, что в школе нужно давать соответствующие знания, всё-таки это педагог должен делать, их давать.

 

А.ЗНАМЕНСКАЯ: Всех педагогов обучить, наверное, сложно.

 

Д.МЕДВЕДЕВ: Но учить надо.

 

А.ЗНАМЕНСКАЯ: Но можно использовать технологию онлайн-обучения, во-первых.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, учить надо обязательно. Учить надо и взрослых, и уже зрелых, и не очень зрелых. Молодёжь, конечно, всё-таки лучше в этом смысле ориентирована, но это вопрос культуры, Вы правы. Это вопрос культуры. Как и вопрос о том, как себя ведут руководители ведомств, в конечном счёте. Это тоже вопрос внутренних ощущений.



Комментарии к посту «Гриша Асмолов о встрече рунетчиков с Дмитрием Медведевым»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>