Про катастрофу в метро. Почти год спустя

Со дня крупнейшей аварии в московском метро прошел почти год. Кого наказали? За что начальнику метро заплатили 1,8 млн. рублей? И как ущерб пострадавших оценили в 13 тыс. рублей?

Генпрокуратура России направила в суд дело об прошлогодней аварии в московском метрополитене, которая стала крупнейшей техногенной катастрофой в истории столичной подземки.

Напомню, 15 июля 2014 года на перегоне «Парк Победы» — «Славянский бульвар» поезд метро сошел с рельсов и врезался в стену между двумя ветками тоннеля. В результате погибли 24 человека.

Кто обвиняется:

1. Со стороны строителей:

— заместитель директора ООО «Спецтехреконструкция» Анатолий Круглов — замначальника дистанции капитального ремонта службы пути метрополитена Алексей Трофимов
— старший мастер дистанции капитального ремонта службы пути Валерий Башкатов — помощник мастера дистанции пути Юрий Гордов.

2. Со стороны метро:

— начальник службы пути ГУП «Московский метрополитен» Юрий Сильянов
— заместителю службы пути ГУП «Московский метрополитен» Валерий Малышев — — начальнику третьей дистанции пути службы пути ГУП «Московский метрополитен» Николай Мельников,
— заместителю начальника третьей дистанции пути службы пути ГУП «Московский метрополитен» Анатолий Казанцев
— монтерам третьей дистанции пути ГУП «Московский метрополитен» Юрию Шеянову и Наталии Веденеску.

Напомню, что сразу после аварии мы запустили интернет-петицию с требованием провести публичную проверку безопасности метрополитена Москвы . Петиция собрала около 100 тыс. подписей! Однако никаких публичных проверок до сих никем не проводилось. Данные – не публиковались в открытом доступе.

А вопросы к безопасности остаются большие. Год назад я познакомилась с пострадавшими в аварии 23-летним Лешей и 25-летним Максимом. Здесь запись нашей беседы .

Алексей — по образованию инженер. И с точки зрения профессионала, находясь в эпицентре ЧС, он отметил немало нарушений. Во-первых, вагон при столкновении сложился гармошкой. Этого быть никак недолжно. И если такое случилось, то это означает, что на производстве вагонов явно «сэкономили». Во-вторых, после аварии вопреки нормам безопасности не зажегся аварийный свет. В-третьих, в тоннеле в течение получаса не включалась аварийная продувка (вентиляция), и всем пострадавшим пришлось быть не только в теми, но и дышать угарным газом, так как было возгорание.

В течение 30 минут в тоннеле также не было никаких экстренных служб. Окровавленным ребятам пришлось самостоятельно выбираться наружу через технические тоннели, полные грязи и строительного мусора. Поднимались наверх по хрупкой лестнице, которая держалась на честном слове. В шоком состоянии ребята еще могли двигаться и не чувствовать боли. Кто — со сломанными ребрами, кто – с обожженным телом. Кого-то пришлось тащить на плечах. Когда ребята выбрались на улицу, их и там никто не ждал. Им пришлось еще преодолеть 600 метров до станции метро «Парк победы», где находились оперативные службы. В общем вопрос много не только к состоянию путей и подвижному составу, но и системе реагирования в случае ЧС.

Напомню, что метрополитен обещал пострадавшим компенсации до 1 млн рублей, Москва – до 500 тыс. рублей.

Кому и сколько заплатили на самом деле?

У Максима – ДЦП. Он инвалид. После аварии его отправили в реанимацию с обожженными легкими, сотрясением головного мозга. Метрополитен ему заплатил положенный миллион. А вот от Москвы он получил всего 50 тыс. рублей! Его травмы были признаны «легкими». Видимо, в реанимацию, по мнению московских чиновников, отправляют с «легкими» травмами.

Алексей после аварии не ходил месяц. У него были серьезные ушибы. На ноги его поднимала девушка. Но московский метрополитен ему выплатил лишь 13 тыс. рублей, в том числе 11 тыс. за материальный ущерб и 2 тыс. – за вред здоровью. При этом, у Алексей с собой были дорогостоящий телефон, наушники и браслет. И только это имущество тянет минимум на 30 тыс. рублей. Что уж говорить и физическом и моральном вреде.

Мы помогли Алексею грамотно оформить исковое заявление в суд с требованием к Московскому метрополитену выплатить положенную по закону материальную и моральную компенсацию. Данный иск мы сопроводили депутатскими запросами к метрополитену. Сейчас иск принят к рассмотрению Мещанским районным судом. За движением дела можно следить тут.

Но главный пострадавший, судя по суммам, у нас был не Алексей с его скромными 13 тысячами и даже не Максим с миллионом рублей, а бывший глава метрополитена Иван Сергеевич Беседин, который возглавлял подземку на момент катастрофы. В ходе проверки следователи, расследующие катастрофу на Арбатско-Покровской линии, обнаружили, что Беседин давал указания главбуху метрополитена на оформление и выдачу ему огромных ежеквартальных и годовых премий на сумму около 25 млн рублей. В частности, Беседин получил около 1,8 млн рублей как премию за второй квартал 2014 года — то есть за тот период, когда, по данным следствия, подчиненные Беседина допустили нарушения, приведшие к самой крупной техногенной катастрофе в истории московского метро.

Материалы направили в ГСУ ГУ МВД по Москве для проверки на возможную причастность Беседина к присвоению бюджетных средств в особо крупном размере (часть 4 статьи 160 УК). Однако на днях полицейские завершили проверку и якобы не нашли никаких нарушений. Дескать, премию Беседин реально заслужил. Трудился, как говорится, не покладая рук.

Не знаю, спится ли спокойно Ивану Сергеичу. Или 1,8 млн. рублей покрыли его моральный ущерб. С февраля он служит начальником департамента управления транспортно-логистическим бизнес-блоком РЖД. А вот нашему Леше еще предстоит побороться за свою компенсацию. 26 июня у него заседание в Мещанском районном суде.

А 15 июля – год с той страшной даты. И мы еще не раз вспомним об этом, в том числе и в судебном порядке!


Комментарии к посту «Про катастрофу в метро. Почти год спустя»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>